Ностальгия по розовому Еревану

VKFacebookGoogle+TwitterОтправить
В 80-х годах уже прошлого века мне посчастливилось несколько раз побывать в Армении и почти всю ее объездить. Отправляясь туда в первый раз, я знал только, что «на горе Арарат растет сладкий виноград».
Я даже не знал, что этот потухший вулкан и символ Армении находится в Турции, что почти вся современная Армения лежит в скалистых горах, а цветущая и плодородная в ней только небольшая араратская долина, и что зима в этой географически южной закавказской стране может длиться восемь месяцев в году.

От моих поездок по Армении осталась коробка слайдов, сделанных на роскоши тех лет — немецкой цветной пленке ORWOCHROM.

Одним словом, я решил больше не откладывать и, просканировав свои старые слайды, хочу показать их вам такими, как они есть. Качество их соответствует времени: краски выцвели, не удалось полностью избавиться от приставшей пыли двух континентов, многие из них не очень резкие, так как снимались на ходу из окна машины или автобуса и вовсе не предназначались для публикации спустя четверть века в «интернет-издании», но зато у них появилась аура времени. Хотя что такое четверть века для Армении, где мои армянские друзья, показывая мне какую-нибудь церковь ХIII века, презрительно говорили: это новье, вот поехали в соседнее село — там есть VII век.

Надеюсь, что мои старые слайды кого-нибудь подтолкнут съездить в Армению и увидеть все своими глазами. Уверен, не пожалеете! Несмотря на то, что Армения — страна горная, путешествовать по ней просто: народ там по-кавказски гостеприимный, территория маленькая, так что если у вас будет машина, да еще с местным водителем, ее всю можно объехать за неделю и почти все увидеть. Главное — знать, куда ехать!

Армения — одна из древнейших стран мира, доживших до наших дней. Ереван отмечал свое 2750-ти летие (!!!) в 1968 году. (Рассказывая об Армении, мне придется еще много раз ставить восклицательные знаки: без них в этом рассказе не обойтись). Первый раз я приехал в Армению в начале 80-х, но на музее города все еще висели эти уже слегка устаревшие цифры. Современный Ереван начал расти из небольшого городка только в 20-х годах ХХ века, когда армяне, спасшиеся от турецкого геноцида, собрались на территории нынешней Армении и начали в очередной раз строить свою страну. Центральная площадь города — площадь Ленина. (Названия улиц и площадей я сохранил такими, какими они были во время моих путешествий).

Все здания в городе облицованы плитками из местного вулканического камня — туфа, гамма которого меняeтся от бледно-розового до темно-фиолетового. К сожалению, старые слайды выцвели и не передают игру этих цветов, придающих городу особый, только Еревану присущий коллорит. Город лежит в котловине, окруженный не очень высокими горами, что симпатично, но воздух тут плохо проветривается и летом бывает душновато.

Изюминкой ереванских музеев в те годы был Музей современной живописи. Фотография здания не сохранилась, а может быть, и не была сделана, так как музей занимал первый этаж обычной многоэтажки (кажется, это было на улице Ленина). После скучного соцреализма, которым были забиты советские музеи, сразу поражала даже не сама живопись, а невероятная по тем временам свобода самовыражения. Кроме уже известных художников там были выставлены и совсем молодые. Как мне объяснили, многие из них лишь недавно переехали в Армению из других стран. Зимние пейзажи даже равнинной части Армении очень напоминают жесткую красоту Кастилии и Арагона, вдохновлявшую самого Эль Греко.

Но ещё большее впечатление, чем армянская живопись, на меня произвела ереванская архитектура. После унылых коробок и помпезнo одинаковых партийных зданий советских городов Ереван в те годы производил впечатление праздника архитектуры, реально воплощенной фантазии архитекторов. Мне рассказали, что среди возвращавшихся в Армению было много не только художников, но и уже известных, сложившихся на Западе архитекторов, и главное — им тут с радостью давали работать.

Украшение Еревана — множество фонтанов, которые особенно уместны в городе с жарким душным климатом. Даже простое купание мальчишек в самом центре города, которых никто не гнал из воды, воспринималось в те годы как глоток свободы.

Главный ереванский базар. В те годы он назывался «колхозный рынок». Советский оксюморон. Расположен базар, как и киевская Бессарабка на Крещатике, прямо на главной улице города, тогда проспекте Ленина. В первый раз, улетая из Еревана, я пришел сюда прикупить домашним южных вкусностей: гранатов, инжира, зелени, влажной брынзы с вкраплениями пахучих трав и, конечно, тончайшего лаваша, лежавшего на столах огромными прямоугольными стопками.Ереванские хозяйки, подойдя к прилавку, начинали их быстро перелистывать с уголка, как страницы книги, ловко выдергивая понравившиеся листы. Я пытался угадать, по какому принципу они их выбирают, и мне показалось, что они выдергивают листы без пропеченных насквозь отверстий. Я выбрал продавца, им оказался старик с огромными усами — он немного говорил по-русски. Глядя, как я неловко «сортирую» его лаваш, он спросил, что я ищу. Я обьяснил, как мог. Вначале он даже не понял, а потом начал дико хохотать, по его щекам текли слезы, и он все время повторял: «Лаваш без дИрок не бываЮт, лаваш без дИрок не бываЮт». В Америке в армянских магазинах весь лаваш без «дИрок», так что я, кажется, навсегда потерял надежду узнать секрет его выбора…

Говорят, что архитекторы и так всю жизнь только тем и занимаются, что строят себе памятники, поэтому им их никогда не ставят. А вот ереванцы не пожалели и поставили памятник Александру Таманяну, заложившему план современного Еревана. Кстати, в основу плана он положил метод градостроительства, известный как ”планировка солнечных лучей”. На памятнике он вглядывается в чертеж, разложенный на письменном столе, составленном из трех основных строительных элементов: двух вертикальных стоек и перекрытия.

Напишите нам

Напишите нам и мы ответим как можно скорее